Дон Хуан в Севилья

В Сeвильe кaжeтся рaзумным сoглaситься нa Кaрмeн в кoмпaнии с Мeримe и Бизe, кoмпoзитoр, xoтя тaм никoгдa нe был

Oтдeльнaя тeмa — Сeвилья в aпрeлe: вo врeмя ярмaрки, сaмый вoлнующий прaздник, кoтoрый я видeл. Но об этом позже, ближе к весне. В Севилье вы можете прийти в любое время здесь и в январе доходит до 22 градусов по Цельсию.

Всегда стоит выбирать правильный туристическим гидом, чтобы увидеть город под своим углом. В Севилье кажется разумным согласиться на Кармен в компании с Мериме и Бизе, хотя композитор никогда не бывал здесь в качестве одного из авторов пяти великих опер, которые были помещены в Севилье (“Севильский цирюльник”, “свадьба Фигаро”, “Дон Джованни”, “Фиделио”, “Кармен”). Но все они знали, что любовь, обольщение, предательство должны быть размещены здесь.

Сочетание бесится неистовый святости с таким же запоем, что создала миф о Севилье. Монастыри здесь больше, чем где-нибудь еще. Во-первых, трибунал инквизиции проходил в Севилье в 1480 году, под руководством Торквемады. Здесь часто устраивали аутодафе — сожжение еретиков, и они были самыми зрелищными: местные жители и этот страх превратился в праздник. Этот город был самым проституток, а также художники, музыканты и матадоров. Жесткий замес страсть любого рода, что есть специальный термин — civilianism.

Сказав, что выбрать направляющие не ее, как ни жаль расставаться с ним, и Дон Жуана. Он был Идальго — дворянин, который не входит в ТОП-клубах. Это только честь, по наследству, и ничего больше. Происхождение данной привилегии: их не сажали в долговую тюрьму и казнили на виселице, и почетно душили удавкой. Идальго-это сильная религия, болезненное чувство собственного достоинства, презрение к любому труду; обеспечение достойной занятости — только война: сражаясь за короля, сражаясь за Господа. Если война не на руку, а затем разгула и покаяние, интенсивность не уступает военным действиям.

Все это говорит госпиталя де ла Каридад, благотворительная больница, в квартале от перехода Гвадалквивир Пасео де Кристобаль колон, в пяти минутах от “ла-Маэстранса”, главная Арена корриды. Больница была основана Хуаном де Маньяра Идальго, из которого вырос образ дон Хуан. Распутник, хороший масштаб коррупции среди нечестивцев, оказавшись на грани смерти, он повернулся и посвятил остаток своей жизни добрым делам. В назидание таким, как он, в больничной часовне два страшных картин де Вальдес Леаль: “Триумф смерти” и “так проходит мирская слава”. Сам Хуан бронзы с бронзовыми ребенок умильно глядя на его больницу из парка через дорогу.

Как удалось на двух аренах человек! Госпиталь де ла Каридад уже три с половиной столетия, и немного больше — “Дон Жуан”, более надежным, чем любое из камня и бронзы, подкрепленные гений Мольера, Байрона, Гофмана, Пушкина, Цветаевой. И сильнее всех — Моцарту в Севилье.

Дон Хуан и Кармен: две самые звонкие голоса Севильи во славу свободной любви. Дон Жуан: “Да здравствует свобода!” Кармен: “величайшее счастье”. Но Кармен была вдохновленного любителя, и Дон Жуана — профессиональная любовь. Он работает и учету в порядке: 640 итальянок, 231 немецкий, французский 100, 91 Турчанка и испанский “Милле тре” — 1003. Итого: 2065. Завистники сомнения.

Дон Хуан пойти не успеет, как мы помним, его безвременная тащат в преисподнюю. Но неудивительно, что местные жители установили в квартале от больницы Хуан де Маньяра статуя Моцарта, который никогда не был в их городе: “Дон Жуан” с Моцартом удалось главное — прославить Севильи.

Петр Вайль

Источник: Ведомости
Адрес: http://friday.vedomosti.ru/article.shtml?2007/09/28/10638

Яндекс.Метрика