Туризм в Египет и Турцию

О сайте

Всем желающим оздоровиться и подлечиться после напряженного года есть возможность прекрасно отдохнуть на термальных источниках Венгрии, подлечиться в Карловых Варах либо в замечательных санаториях Трускавца, Моршина, Миргорода или Хмельника.

О сайте

Здесь вы можете найти всю информацию по путешествиям в разные страны

Жизнь, ведущая к храму

Сaгрaдa фaмилия, Сaгрaдa фaмилия являeтся сaмoй бeзгрaничнoй вo всex смыслax здaниe нa зeмлe – стрoится ужe бoлee вeкa. Пoслe тoгo, кaк aрxитeктoр Aнтoни Гaуди рeшил пoдaрить свoeй рoднoй Бaрсeлoнe.

Три чeтвeрти вeкa прoшлo с тoгo дня, кoгдa злoпoлучный трaмвaй был oстaнoвлeн зeмнoй жизни aрxитeктoрa, и oн из другoгo мирa, кaк прoдoлжaeт вeсти стрoитeльствo, нe виднo кoнцa. И этo пoнятнo, eсли вспoмнить, чтo Гaуди плaнирoвaл пoстрoить xрaм для искуплeния всex грexoв чeлoвeчeскиx. Oн тoгдa, в кoнцe дeвятнaдцaтoгo вeкa, зaмaxнулись нa нeдoстижимoe, – и ктo мoг прeдскaзaть, скoлькo eщe, эти грexи будут добавлены в течение следующего столетия. Но город, который в разные времена принадлежал Гауди, как величайший гений, как опасного сумасшедшего (и, скорее всего, был прав, и в первом и во втором), а если стыдно за прошлые неблагодарность, продолжает строить свою Церковь. Достаточно один раз побывать в Барселоне, чтобы навсегда убедиться: это город Гауди.

Отсутствует в Барселоне и других архитектурных достопримечательностей: римские руины, готические памятники, памятник Колумбу в порту, Дворец каталонской музыки, Волшебный фонтан на площади Испании, музей Пикассо и Музей Жоана Миро в монжуик, храм Святого сердца Христова на горе Тибидабо… любое из этих сокровищ могла быть «лицом» Барселона – если он не жил и не создал Гауди.

Никогда не архитекторы были записаны так высоко, как он. В своей непомерной гордыне упрямый Каталонии намерен создать поистине универсальный музыкальный организм, в котором небесная музыка в отверстия тонких башен труб будет играть ветер с Пиренеев. Для скептиков, Гауди Собор напоминает замок из песка, которые дети делают на берегу моря, плод таится детское воображение, но деревья на 170 метров! Толпы обалдевших туристов смотрела после форсирования узорчатые шпили, для жителей Барселоны не новый. Водителей, выходящих на Соборную площадь, инстинктивно снижать скорость, в противном случае жертв было бы не избежать.

Но главное пережить шок даже тех, кто ограничивается визуальный осмотр Саграда фамилия. Захватывает дух, когда узнаешь, внутренняя планировка готовая структура – как было видно Гауди. Только тогда вы поймете, что нынешнее здание, в котором миллионы людей со всего мира приезжают в Барселону, только одна десятая часть будущего здания! Один из приделов.

Антонио Пласидо Гильермо Гауди-и-корнет родился 25 июня 1852 года в городе Реус в Приморской провинции Таррагона. Его родители – потомственные котельщики – сделал медные котлы для производства вина. Рыжий и голубоглазый Энтони, пятый ребенок в семье, никогда не было крепкого здоровья – с детства страдал от ревматизма, и по совету врачей на всю жизнь остался убежденным вегетарианцем и заядлый пешеход.

В школе он держался сам по себе, – постоянная боль в суставах мешает принимать участие в играх сверстников. Но у мальчика было много времени, читая и наблюдая за другими. Заметив привлечения моего сына к книжной мудрости, родители отдали 11-летняя Антония в церковно-приходскую школу, где он преуспел не только в духовных дисциплинах, но и в предметах самых что ни на есть материальные. Впрочем, было бы странно, если бы Создатель «плавающей» Церкви был не в ладах с геометрией!

После церковной школе, Гауди поехал в Барселону, чтобы поступить в университет. Даже тогда он понял, что обязан стать архитектором. Барселона была жива идей и художественных стилей в нем, как в древних Афинах, стекались все молодые таланты, которые стремились к самовыражению. Городские власти, надо отдать ему должное, приветствует любые инновации, в том числе и самые экстравагантные. Даже тогда нам пришлось идти «на ковер» во дворец Королевский или кардинал.

Так что мой сын мог получить достойное образование, отец продал семейный бизнес, сельское ерш понял, что его детище предназначена для чего-то более, чем продолжением его отца «котлов». В университете Гауди увлекался философией, историей, экономикой и эстетикой, выражающей изумление профессоров и сокурсников, что различие архитектурных стилей в большей степени зависит не от эстетических представлений, но и на социально-политическую атмосферу, в которой творит художник. И он поразил тренеров своим чертежам и проектам.

Во время учебы в провинциальной школе архитектуры в Барселоне один из учителей, представляя собой дипломный проект Гауди на суд экзаменационной комиссии, сказал: «господа! Перед работой либо гений, либо сумасшедший».

Уникальный стиль Гауди следят за всеми великолепными образцами, а не по отдельности. Он жадно принимал все, что он любил, и Готика, Ренессанс и классицизм, и модернизм, и тогда казалось все это каким-то немыслимым котел самостоятельно.

Личность, кстати, был все тот же, как и все гении, он был не подарок для окружающих. Для внешней сдержанности и аскетизму религиозного фанатика бурлит безумный каталонский характер. Гауди был нетерпимым, раздражительным, рассеянным, более — nociv, и поэтому бесконечно одиноким. Он не женится, не обзавелись друзьями (за исключением постоянных клиентов и покровителей) и лишь несколько раз в жизни он покинул Барселону.

Однако, человеконенавистник он стал не сразу: сначала Гауди любил превратитса, вращается в высшем обществе, и одно время увлекся политикой, вступив в неокрепшие националистическое движение каталонцев. Говорят, он даже ухаживал за красивой учительницей, но получил отказ – она уже была помолвлена. Был даже кратковременный роман с заезжим американцем… но потом все радости жизни отошел от него на обочину, вылетела только страсть – он хотел построить здание, которое по всем канонам учат на факультете архитектуры и строительства было просто невозможно!

Слава пришла к архитектору в 1878 году, когда один из его проектов вызвал сенсацию на Парижской Всемирной выставке. Это Гауди познакомился с одним из его покровителей – промышленник Эусебио Гуляма. Благодаря ему, сегодня «Барселона» может похвастаться несколькими работами Гауди: фантастическая во всех смыслах Парк Гуэль в Барселоне и двух дворцов – покровителей города на улице Ноу де ла Рамбла и окрестности на Авенида Педральбес.

В 1883 году, о судьбе архитектора, произошло событие, которое сформировало всю его жизнь. Когда один из профессоров университета Франсиско де Паула дель Вильяр, возглавивший строительство нового собора Барселоны, упал с коллегами (спор пошел ни за что – какой строительный материал использовать!) и отказался продолжать занять его место предложили Гауди. Он, не раздумывая, согласился.

За годы строительства собора, Гауди успел построить еще несколько знаковых зданий Барселоны. Хотя все эти шедевры были заказаны частными лицами – один раз в начале своей карьеры молодой архитектор отжаться от правительства, неслыханная плата за свет (они, кстати, и сейчас украшают Королевскую площадь – королевская Площадь), городских властей отказались от его услуг.

Гауди застать путешественника врасплох: особняк Каса Мила с лесом замысловатые дымоходы на крыше напоминает коралл (или баобаб, или остов потерпевшего кораблекрушение судна, или кости ископаемого динозавра – все, что подскажет ваша фантазия!). Плиточный дом, дом Бальо, это вылитый замороженный торт, покрытый перламутром стены, которые напоминают рыбью чешую… а еще есть строгий мозаичный дом Висенс, дом, дом Кальве, такие манеры…

И, конечно, Парк Гуэль: трудно понять, где заканчивается дикая природа и начинается архитектура. Похоже, в этот замечательный Парк, камень оживает и трава, деревья и клумбы, наоборот, заморозить причудливые каменные изваяния. Как знаменитый кафедральный собор, Парк Гуэля уникален. Единственная Ассоциация-это, пожалуй, «сад земных наслаждений» Иеронима Босха. Отметил Гауди в Барселоне (всего на его счету 18 зданий, в Испании, 12 из них в Барселоне), где под его руководством была реставрация кафедрального собора XIII века. Однако это чуть не привело к радикальной перестройке всей структуры. Кто знает, как бы сложилась судьба этого памятника культуры, если бы Гауди не был отстранен от работы и он снова взял к себе кафедральный собор Барселоны.

К 1910 году, Гауди его слава достигла пика после персональной выставки его произведений, устроенной при поддержке Guela в Париже в Гран-Пале, на архитектора Барселоны говорит вся Европа. Волнуюсь даже самодостаточные американцы: услышав о новой звездой Европейской архитектуры, они спешили полюбоваться Гауди беспрецедентные 300-метровой башни отеля в Нью-Йорке. Неизвестно, чем бы закончился этот грандиозный проект – и другие, упал на голову Гауди, как из рога изобилия, если не взял у них лихорадка. Склоняюсь к подозрению, мастер решил, что это был его смертный час. Он написал завещание и дал обет: если я выживу до конца дней будет работать только на его Собор.

И клятва была принята, то архитектор прожил еще 16 лет. Все эти годы самое главное-храм, который стал другом доме – в 1925 году, Гауди окончательно переселился в одну из комнат строящегося собора и жил там в полном одиночестве. Собор также постепенно приобретает все более и более причудливые формы и удивительные подробности, но все они были окрашены и скульптор Гауди из жизни! Как истинно религиозный человек, он никогда не чувствовал себя в состоянии даже в мыслях, чтобы уподобиться Творцу. Гауди считал, что последнее решение в его производительности должно быть достаточно реалистично, и поэтому часто в больницах и моргах, где отсутствуют живые и мертвые «натурщиков».

Лицо из самых известных в Барселоне мало кто знал, Гауди избегал фотографов и интервьюеров. Когда 7 июня 1926 года в Барселоне трамвай сбил замешкался на рельсах старик без одежды, без денег и документов, потерпевшего никто не знал, и таксисты отказывались везти в ближайшую больницу (позже муниципальной полиции даже штрафуют их за неоказание помощи раненым). Умирающий по-прежнему был доставлен в больницу, где он записался под вымышленным именем. Когда жители Барселоны знаем, кто умирает на больничной койке, Гауди сумел признаться.

12 июня он умер. Архитектор тела, на прощание, который оставил половину города навсегда остался в склеп склеп одного недостроенного собора. Возможно, есть в этом некая Высшая справедливость: так, кто лучше присматривать за зданием, а не архитектор сам.

Владимир Гаков

Источник: Аэрофлот

Комментарии

Комментарии закрыты.