Туризм в Египет и Турцию

О сайте

Всем желающим оздоровиться и подлечиться после напряженного года есть возможность прекрасно отдохнуть на термальных источниках Венгрии, подлечиться в Карловых Варах либо в замечательных санаториях Трускавца, Моршина, Миргорода или Хмельника.

О сайте

Здесь вы можете найти всю информацию по путешествиям в разные страны

Личный опыт

К чeму мoжeт привeсти чрeзмeрнoe пoклoнeниe Бaxусу, и с чистo русскoй бeсшaбaшнoсти, я испытaл нa сoбствeннoй шкурe.

Нeдeля счaстья нa сoлнeчнoм бeрeгу испaнскoгo Срeдизeмнoмoрья в уютнoм курoртнoм гoрoдкe Тoррeмoлинoс, в 10 килoмeтрax oт Мaлaги, лeтя с нeвeрoятнoй скoрoстью. Вмeстe нaслaждaться прeлeстями мeстнoй прoмышлeннoсти, oргaнизaции oтдыxa и рaзвлeчeний, я с тяжeлым сeрдцeм, вспoминaя стaрыe суeвeрия, брoсили в xoлoднoe мoрe мoнeтa 100 пeсeт в нaдeждe, чтo кoгдa-нибудь мы вeрнeмся. Дo вылeтa сaмoлeтa oстaвaлoсь нeмнoгo врeмeни. И я нaдeюсь сдeлaть всe вoврeмя, пoшeл стaвить прoщaльным визитoм в мoиx испaнскиx друзeй.

Вeчeринкa былa прoстo вeликoлeпнoй, и кoличeствo aлкoгoля нaстoлькo бeздoнны, чтo, кoгдa oн прoснулся нa слeдующee утрo с ужaснoй гoлoвнoй бoлью, я с ужaсoм oбнaружилa, чтo мoй сaмoлeт дaвнo улeтeл, в кaрмaнe тoлькo стo дoллaрoв и пeрспeктивa нa скoрoe и блaгoпoлучнoe вoзврaщeниe нa рoдину тaялa, кaк мoрoжeнoe нa гoрячeм испaнскoм сoлнцe.

Дo ближaйшeй Рoссийскoй грaницы, — прeдстaвь, чтo я сижу в бaрe и сдaться, пo крaйнeй мeрe, пять тысяч килoмeтрoв. И кoличeствo у мeня oстaлoсь пoслe рaзвлeчeния нoчныe сoбытия, явнo нe xвaтaeт. Нo сдaвaться рaньшe врeмeни былo бы нeрaзумнo. Тaк чтo eсли мы пoпaли в дeрьмo, нaм нужнo eгo вытaщить…

Зaкупки прoвиaнтa в рaсчeтe нa три дня и нa aвтoбуснoй стaнции пoкупaeтe билeт дo Мaдридa, я в тoт жe дeнь, oстaвив всe гoстeприимныe Мaлaгa. Мoй плaн был прoст: встaть нa пeрeклaдныx Фрaнции. A тaм…

В Мaдридe мнe пришлoсь дeлaть пeрeсaдку. Путь лeжaл нa сeвeр в Сaн-Сeбaстьян. Тaм, кaк oкaзaлoсь, мoжнo былo попасть только с автобусной станции, которая находится в Мадриде, так называемый, Северный. Изрядно побродив, я в конце концов нашел его уже после полуночи. Заплатив за проезд и полезла в автобус, я почти мгновенно уснул, убаюканный прекрасным дорогам, унося меня в страну Басков.

Рассвет был отмечен рядом событий. Во-первых, приятно, что менее чем за сутки мне удалось пересечь Испанию с юга на север и добраться до пограничного городка Ирун, причудливая граница отрезка пополам. Там, на восточной стороне, был уже на территории Франции. Во-вторых, деньги кончились. Но рано или поздно это должно было случиться. Не очень расстроился по этому поводу, я пошел на берег Бискайского залива — завтрак.

Сейчас мы должны полагаться только на собственные силы, — говорил я, вытаскивая из сумки бутерброды. Но не все потеряно. У меня достаточно запасов продовольствия, чтобы продержаться несколько дней.

Каково же было мое удивление, когда, развернув полотнище, в который был завернут сандвич, я нашел какой-то странный неприятный запах. Сомнений не оставалось: бычья колбаса с кровью, на который я возлагала самые радужные ожидания ухудшились. Такая же история случилась и с остальными положениями. Только две красные оранжевые чудом выжил.

Бог явно зол на меня и решил достаточно поизмываться. Перспектива долгой и мучительной смерти где-нибудь на трассе Бордо — Лимож — это то, что я ожидал в скором времени. Воображение рисовало другой вариант: голова плюхнуться вниз с Утесов в зеленую воду Атлантического… я даже представил, как он, наверное, выглядел бы впечатляющим извне. Какой шум поднялся бы в округе! И сексуальные нудисты долго бы потом обсуждали мой проступок, замешивания телеса ржавый песок… но он был слишком труслив. И я сказал нет. Ничего не оставалось, как затянуть пояс потуже и с последними остатками мужества, чтобы двигаться на Восток. Каждый метр, каждые сто метров, через каждый километр приближали меня к заветной цели, конечным пунктом моей поездки домой.

Устал, мой живот, и голодны, как и команда носильщиков, я сидел на вокзале в Байонне, и мои ноги были курить. День ноги в течение тридцати километров вдоль скалистых берегах Биска, я завидую посмотрел на парня, который находится напротив и лениво жует чипсы. Лично я был готов съесть целую овцу. Я не знаю, почему, но он чувствовал, очевидно, во мне единомышленника, он вручил мне пакет. Я жадно набросился на красочные пластиковые упаковки и в одно мгновение разорвал его на части, уничтожая все содержимое. Парень только весело рассмеялся. Чуть позже мы встретились.

Джек, так звали моего нового друга — приехал во Францию из Южной Африки. Мы были одного возраста. И поскольку я немного говорил по-английски, мы очень быстро нашли общий язык. Он, как и я, не поехал. Он направлялся на юг Франции. Именно там, на кончике его друзей, он надеялся найти работу в сборе винограда. Конечно, незаконным. Эта идея — заработать денег — интересует меня. Позиция моя была критической. И лучший выход из этой ситуации, я просто не вижу. Мое предложение присоединиться к он сразу согласился. Вместе легче…

Французский поезд, у проводников нет. Во всяком случае, я никогда не встречался с ними. А почему они должны? Аудитория вполне самостоятельный и уходе не нуждается. Что касается туалета, не будет преувеличением сказать, что подавляющее большинство из Лоос в России отличается от местных примерно так же, как примитивные обезьяны из космоса. В туалет мы прятались от пристального внимания, в то время как наш поезд прибыл в Марсель. Я пошел-что мы «зайцы».

В течение ближайших двух недель мы полностью посвященных поиску работы, осмотрел площадь из Ницца в Монпелье и Лиона в Марсель. Но куда бы мы ни обратились, будь то небольшой хутор или огромный частный участок, то результат был везде один и тот же — наши услуги здесь не нужны. Мы даже не испугались вдруг возникли проблемы с языком (во Франции, очень редко можно найти человека, который знает английский язык). К вечеру мы окончательно выбились из сил, с ног и забывались в глубоком сне на вокзале каком-нибудь провинциальном Авиньоне на следующий день со свежими силами рыскать новое направление поиска. Но, как на зло, жутко не повезло. И плюнув в итоге на эту затею, мы вернулись в Марсель. Джек, потерял веру во все, со злостью, может быть, по привычке, в этот вечер, угнал мотоцикл и уехал в Швейцарию, где, по его словам, его ждал друг. И я опять остался один со своими проблемами.

В этот злополучный день, кстати, был последним в моей истории, когда неопределенность и безысходность по-прежнему мучает меня. Вчера вечером, вопрос о моем будущем по-прежнему рассматривается. Не знаю, кого благодарить за эту инициативу и как проходило голосование, но то, что я буду смотреть мой ангел-хранитель и его сторонников. Я уже убедился сегодня утром.

Я проснулся на пляже, рядом с Рю де Прадо, где он разветвляется, две полоски, идущие вверх по насыпи и увидел Ромми. Однако, если бы мы не знали друг друга. Но что-то подсказывало мне, что этот парень не местный. И так оно и случилось.

Он был чех. Когда мы пришли в лагерь, установили на пустыре, на полях крупнейшей сети супермаркетов «казино», он познакомил меня и других владельцев три разнокалиберных палаток, кемпинг кухонный стол и маленький переносной телевизор. Население было небольшим, но вполне интернациональным: два поляка, Чеха, словака и даже тему сказочного острова Мадагаскар. Сейчас, в эту пеструю компанию пришел я являюсь представителем далекого Российской Федерации.

С ними я прожил месяц. Для меня это было время адаптации. Я до сих пор помню своих друзей с благодарностью: они тогда помогли мне найти себя в этом незнакомом и чуждом мире.

День за днем веселая ватага этом, что просто просил денег у беззаботных туристов, которые толпами кружились вокруг. Вечером, после ужина, команда насчитала клошаров доход. Часть выручки пошла в общий котел, а остальное на индивидуальных потребностях. Время от времени мои соседи не стесняйтесь, чтобы заработать тысчонку или две и не вполне легальный способ, а вернее, совсем незаконно от небольшого налета на частной вилле или в апартаментах автомобилей, с дальнейшей перепродажей краденого в некоторые теневые люди, как правило, из бывшего соцлагеря. Бизнес, который был до некоторой степени рискованно, и он может легко запереть. Так их делаю в исключительных случаях или просто от скуки.

Но однажды я была свидетелем просто гениальный кражи. И после того как я узнал о деталях этой операции, я, наконец, пришел к убеждению, что делаю это исключительно чехи. Как основатель и автор этой идеи, очевидно, был не кто иной, как сам бравый солдат Йозеф Швейк.

Тот факт, что во Франции тоже есть собаки. И любят их не меньше, чем в других странах. При покупке щенка ему на ухо, сделать татуировку и ввести данные в компьютер. Таким образом, если у вас возникнут трудности, используйте этот код, это будет легко, как установить хозяина собаки и получить всю информацию о собаке. И еще, очень важно, что породистых щенков, как, впрочем, и во всем мире здесь не дешевые.

Эти два факта были сразу узнал Ромми по прибытии во Францию. Не знаю, национальная ли гены играют в него или он просто любил выше меры бессмертного Романа Гашека, но что он лихо воровал собак продукт, который я видел лично. Четвероногие друзья и подруги, на удивление, был настолько всесторонне, что ни разу не показал своего недовольства в адрес похитителя. И воровать Ромми мастерски.

Закрадывается еще одна собака, два дня спустя, он был другом ветеринару, и компьютер рассчитал, что было известно о жертве, включая постоянное место жительства. Затем связавшись с брошенной хозяином собаки, он вернулся к ней и получил значительное вознаграждение. Как правило, одну пятую цены, по которой собака была куплена. Но дело в том, что и приносило прибыль Льва, был Ромочка по-прежнему нечасто. Однако, денег на жизнь ему и так хватает, и возможность стать Рокфеллером в этой области, взяв его, на мой взгляд, менее вероятно.

Я, тем временем, по совету поляков получил распространение один дрянной газетенки. После получения сертификата распространением журнала «Макадам» — так она называлась «Криминальное чтиво» и взяв небольшую стопку бумаг, я вышла на улицу. Дело было нехитрое, и судя по тому, как жир пришел с того же номера, даже выгодно. Впервые поляки предложили мне несколько фраз по-французски и указал на точку возле станции метро «Кастелян». Я последовал их мудрому совету и нашли место возле эскалатора, носить пешеходов в подземелье, приступили к работе.

Через два часа тираж был полностью реализован. Я даже открыл рот от удивления, как быстро мне удалось присоединить этот бред. В карман джинсов симпатичная погремушка desyatiraundovy «подсолнухи», и я купил бутылку коньяка, вернулся в лагерь, чтобы отпраздновать с друзьями первой получки.

С этого дня все пошло как по маслу. Утром я пришел к редактору, купил в четырех франков за номер двадцать или тридцать газет и ушел на свое место, чтобы продать их за десять франков. Итак, в день мне удавалось заработать от ста двадцати до ста восьмидесяти франков. Через некоторое время, когда у меня накопилось немного денег, я думала о переезде в какой-то дешевой гостинице, где в Марселе, как грязи. Но, как всегда, помешало одно обстоятельство.

То, что выходит журнал «Макадам» только раз в месяц. И после определенного периода времени — обычно в первые десять дней после его опубликования, спрос на нее падает. И к концу месяца он уже делает, никого не волнует. За исключением того, что сборщика мусора на улицах.

Тем не менее, отказаться от идеи смены дислокации не хотелось. Жизнь в лагере, хотя было терпимо, но это была жизнь на улице, со всеми вытекающими отсюда последствиями. Поэтому я решил найти что-то, что приносило бы мне доход в дни простоя. И вскоре нашли.

Не далеко от станции метро Перье-это огромные базы супермаркета. Главное отличие от других институтов соответствующего профиля, что он был приобретен в основном граждане, чьи доходы позволяли им иногда очень дорогие подарки. Но тот факт, что на стоянке, где они оставили свои машины — довольно большой, я сразу заметил. Остальное было делом техники. Французы, измученные хронической пробках и долго искать место для парковки, быстро откликнулась на мою инициативу. Купить дешево Арабский рынок одежды, очень отдаленно по форме напоминает одеяние сотрудники «база», я начал лихо сортировать входящую автомобилей, указывая им места парковки. Избавлены от утомительных хлопот владельцам машин, щедро проявили свою благодарность. Я думаю, что Остап Бендер, когда он собирал деньги за осмотр провала, могли бы только позавидовать той суммы, которая осела в кармане к концу дня. И когда Брэд, дело вообще пошло на лад.

Мы встретились с ним случайно. Однажды в полдень, когда Парк был спокоен, я вышел к парку, который раскинулся неподалеку и, сидя на лавочке, решили поесть, как говорится, что Бог послал. И он послал меня в этот день: маринованные устрицы, длинный французский батон и пару банок пива. И вот когда я режу хлеб и вывалил содержимое банок, солнце вдруг померкло, и передо мной, словно из-под земли, вырос здоровый, два метра ростом, толстяк с серьгой в ухе. По внешнему виду он похож на средневекового пирата команде Флинта: вьющиеся волосы, надменное лицо и совершенно неуемной энергии.

Схватив огромный рюкзак с плеч и поставив его на землю, он спросил меня что-то на английском. Мы разговорились. Оказалось, что он был родом англичанин. В недавнем прошлом, хороший специалист по ремонту автомобилей, Брэд имел собственную мастерскую, где-нибудь в Голландии. И вот однажды, вернувшись домой, моя жена, двое детей (а он, надо сказать, было только двадцать лет), он застал свою жену с другим. Оставив сгоряча и семьей, и мастерской, он, вне себя от ярости, решил уехать в другую страну. Так он оказался в Марселе без денег, без работы и без всяких перспектив на ближайшее будущее.

Посочувствовав парню, я попросила его выбить вместе со мной на парковке, пока он был в состоянии найти что-то подходящее. С этого дня мы работали вместе. Через неделю переехал жить в гостинице (по крайней мере, как его называли), сняв один номер на двоих.

Место, где мы поселились, иначе ямы не назовешь. Хотя это все равно было лучше, чем торчать на пустыре в палаточные походы. В течение всего дня, хозяин этой помойки заняло у нас сорок франков, плюс дополнительная плата за пользование душем, который также был общим и был в конце коридора. Двери и замки в «номерах» было так паршиво, что имея в кармане ржавый гвоздь, вы можете легко попасть в любую комнату. Но брать у нас особо нечего было. И все необходимое, мы поехали с нами или сидел в камере хранения на вокзале.

Отель был заселен в основном арабы. Во Франции, как вы знаете, пруд пруди. Такие же нищие, как и мы были более, что продаются всевозможные украшения и другие вещи на пляжах. Но наш сосед был югославский. Увидев нас, он бесцеремонно протянул руку и представился. Милко, как его звали, он жил прямо над нами. Сначала он снимал комнату вместе с девушкой. Но потом они повздорила и ушла.

Несколько дней он пропадал в каких-то барах, пьют пенсия, которую он заплатил муниципалитету, непонятно, правда, что. Однажды вечером собрались в нашем номере, мы обедали. Милко говорил те друзья, которых он пачками встречал в пабах. Я не знаю, почему, но вот когда я пришел с идеей. К тому времени я уже накопил какую-то сумму. Но это еще не достаточно, чтобы вернуться домой. И я решила попробовать.

Купив в аптеке две-литровую банку медицинского спирта и разбавления ее цитрон, я в тот же вечер я предложил Милко для осуществления смесь «а-ля Рюс» в каком-то баре, где владелец не особо привередлив к качеству спиртного и производитель. И полученная прибыль вдвое.

Дело это, как ни странно, пошел. Причем так удачно, что я от всей души наплевав на «Щебеночно-журнал» и на стоянку, и он полностью посвятил себя новому бизнесу. Французам понравился мой компот, владелец бара, где Милко правильно каждое утро доставляют новую партию, попытались уговорить меня, чтобы раскрыть ему секрет приготовления этого убойного пойла. Что спиртяга, разбавленная газировка, пользуется высоким спросом, я был убежден, что каждую ночь, когда Милко возвращается в чистый и новый заказ на следующий день. Но для продолжения этой подпольной коммерции было слишком рискованно. Поддавшись однажды вечером на уговоры своей спутницы, я показал ему рецепт эта закуска.

Так прошло еще три месяца. И вот когда туристический сезон уже завершен, на море была холодной, и температура стала резко уменьшает-ся, — я пересчитал все свои сбережения и предполагаемых расходов на проезд, начали собираться домой.

После того, как покинул отель, Брэд отправился на Центральный вокзал Марсель — Сен-Шарль. Он решил вернуться в Англию, к родителям. Через пару часов поезд увез его в сторону Парижа. Я сел на другой, переехал в Страсбург, где по моим расчетам это было просто легче пересечь границу.

Глубокой ночью я стоял возле моста и произвел рекогносцировку местности. На этой стороне, на окраине Страсбурга, был когда-то на территории Франции. И там, на другой стороне Рейна — уже Германия. Учитывая нездоровое лакомство немцев в обеспечении правопорядка, я рассматривал варианты перехода. Делая это, я поймал восход солнца. Я увидел, что люди на мосту начали бродить взад и вперед, как будто ничего не произошло, и успокоилась. Сидя в автобусе, который курсировал из Страсбурга в Оффенбурге, четверть часа я был уже в Германии. Никого не волновало, кто я, где и как мы сюда попали. Удивительно беззаботная публика была занята собственными проблемами.

Найти на карте номер автобан, я поехал на трассу. В Германии, в отличие от Франции и Испании, автостоп по-прежнему популярны. Этот факт, который я узнал еще в Марселе, у меня занимает много проблем, которые могут возникнуть на дороге, и самое главное, спас меня от нежелательной встречи с полицией.

Пишем название нужного поселка на картоне, я ждал. Через полчаса я подцепил какой-то парень на старом «Мерседесе», и мы мчались на восток, в направлении Штутгарт. Потом была еще одна пересадка, и еще… Германия я проскочила так быстро, как когда-то в Испании.

Была, правда, одна небольшая остановка в маленьком провинциальном городке, где я залетела случайно, перепутав направление. Вырвавшись оттуда, я встречала, к моему удивлению, две наши русские девушки! Они стояли возле входа в какой-то приют и курить. Узнав, что я больше счастлива. На мой вопрос, что привело их в этот горный регион, унисон жаловались. Оказалось, что они были в Германии благодаря усилиям ряда коммерческих фирм, что Петр занимается трудоустройством наших граждан за рубежом. Специальность обе были медсестрами. И вот эта самая фирма отказалась от них здесь, за тысячи километров от дома, обещая достойный заработок и все такое… и когда они, шумиха приехали, оказалось, что без денег не может быть речи, потому что в договоре, который они подписали, означало бесплатный уход за престарелыми немцами в Сент-Анн, где я их нашел. Дев, однако, работала где-нибудь, чтобы вернуться домой с пустыми руками. Но где и как, не говорил. На этом мы расстались.

Мое последнее такси, которое мне удалось поймать где-то недалеко от Нюрнберга, был Сташек полюса. В машине он был один. Но за ним тянулся целый ряд своих земляков. В номерах есть все машины все были французами. Я даже вопрос не, где стоят эти машины взяли. И все было ясно — украли.

Приехав утром к чешской границе, около трех миль, поляки высадил меня из машины, решив лишний раз не рисковать. Но прежде чем отправиться на сотни метров, а для поворота налево, зеленый фургон, и человек в зеленой униформе останавливали меня. Это был полицейский патруль.

За этим последовал долгий и нудный бред с вопросами: как? где? как? Пока я безуспешно пытался объяснить следователю, что был здесь, в соседней комнате еще один полицейский пыталась безуспешно найти некоторую информацию обо мне на компьютер. После прочтения, где я выложил правду о своих приключениях, начался второй акт спектакля. Не считая, очевидно, что я говорю, менты тщательно шмон моих вещей, удален памяти отпечатки пальцев и сфотографировали в трех ракурсах. Затем был взят в отдельную комнату, где накормили и позволили отдохнуть. Мой вопрос, как долго они будут мусолить меня, ответа не было. Но не успел я уснуть, как меня снова вызвали к следователю. «Давайте за двести долларов, — сказал он, коверкая английские фразы, и мы тебя отпустим…»

Несмотря на дотошность, с которой Фриц потрошил мои вещи, они так и не сумели найти ничего, кроме мелочи. А когда им намекнули про бабок, я даже чуть не взбесился, требуя немедленной встречи с их начальством. Немцы почти час обсуждали, что делать со мной. В конце концов, решив, что взять с меня нечего, махнул рукой и поехал к границе.

Автомобиль остановился прямо перед чешской пограничной охраны. Я выпрыгнул из нее, размахивая к немцам: прощай! — и ступил на землю Чехии. Прямо там, на границе, в ста метрах от ворот, находится в местном борделе. Здесь было все: бар с грязными стеклами и набор помоев в меню «комок», где можно купить всякую дрянь, и даже Обмен валюты. Особенно смотрим пункт, я туда и переехала, тяги предварительно подкладке сумка, где был запрятан мои деньги.

Обмен марок на корону, я взял на шоссе и поехали дальше на Восток. Этот день был самым счастливым за последние несколько месяцев. Я шел по грязному асфальту и мое сердце трепетало. Было очевидно, что дома под рукой. Та же грязь, серость и уныние. И самое поразительное заключается в том, что в приграничный городок, состоящий, наверное, из десятка одноэтажных домов и населением не более ста человек, существует огромный рынок, похожих как две капли воды на наш, отечественный. И все вокруг — одни китайцы.

Спустя полчаса удалось поймать машину. Это был маленький «Рено» с французскими номерами и владелец из Парижа. Поверив наконец, что этот день был создан специально для меня, я плюхнулся на сиденье и сказал «СА ва!» Весь путь до Пльзеня мы болтали нон-стоп. Я рассказал Джин о моих странствиях, и он засмеялся…

— У меня есть один билет в Москву, я спросил в кассе на вокзале в Праге.

Он проверил наличие компьютера и назвал сумму. Я достал пачку крон и положил его в окно.

— Ты все такой же, — добавил он.

Почему?

Половину Вы заплатили за билет. А второй нуждается во мне!

— Ах ты, сука! — Я кричал…

Сидя на скамейке в парке напротив главного здания вокзала, я пил пиво. Чтобы принять условия, предложенные кассир, мне не хотелось. Конечно, моя вина, что она пришла уже к ним в правиле, только мы, русские. Сами силой навязать принципы социализма. Однако, расхлебывать теперь у тебя есть я, и, хотя я лично никакой силы в социалистическом лагере не оттолкнула. Решив старомоден места, я подошел к платформе.

— Сто баксов в ЧОП! — уставился на меня маслянистыми, с лицом хорька, руководство. — А до Москвы — двести…

Так это в два раза больше, чем стоимость билета — я пытался как-то сбить цену.

— Я ничего не знаю. Торчать здесь.

Поэтому я хотел начистить морду этой свинье… и это говорит ваш русский!

Я решил не согласиться и вернулся на площадь. «Я имел их всех в виду! вот когда я немного успокоилась. — Прошли многие страны и Гра — ниц — я не собираюсь выходить из этой ситуации?» Плюнув на отечественных железных дорогах, вернее, те его работники, которые просят представить власть за кордоном, я даже немного счастливее. И здесь мне опять помог случай.

Наша родная, доморощенная мафия, которая делает какой-то сутенер бизнес прямо на вокзале, сказали, что это нормальный способ добраться до дома. Следуя мудрому совету, я купил билет на поезд и в тот же вечер отправился в Словакию. Там, в Кошице, я пересел на автобус и на следующий день отправился в Ужгород.

Пограничник даже ничего не спросить, и шлепнул в паспорт штамп и отдал его мне. Мой паспорт остался девственно чистым, не визы. Но есть два впечатление: аэропорт Шереметьево, а другой из Ужгорода границы.

Когда мы приехали на автобусную станцию в Ужгороде была уже ночь. Падает мокрый снег. Все было так засрано, и сплюнул, что, казалось, не убиралась годами. В центре зала, на лавочке, лежал пьяный бомж и орал во всю глотку: «… все ушли, а потом…все в жопу!»

Пожилая цыганка, завернутая в десяток юбок, вцепилась как Репей: «дорогой, дай погадаю. Что будет, что будет, чем сердце успокоится — все будут говорить, Вы не пожалеете!». Я передал ее равнодушную руку. Настроение было хуже некуда. «Да ладно, бабуль, не. Но только не обманывай…»

Константин БРОННИКОВ

Источник: иностранец

Комментарии

Комментарии закрыты.